• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ориджинал (список заголовков)
16:46 

Будь оптимистом, моя радость!

Ей как и собаке - хоть кто-то да нужен.
От автора: Мне стыдно, что так давно ничего дельного не выкладывала. Правда, очень стыдно. Этот драббл сложно назвать попыткой извиниться, но он пока что лучшее из того, что есть.

Будь оптимистом, моя радость!

- Будь оптимистом, моя радость, и тебя сегодня не пристрелят!

Максим улыбается как звезда. Он и есть маленькая звезда этого бара в вечера «для своих». Потягивает «Космополитен» и, чуть надменно щурясь, смотрит на своего знакомого, только присевшего рядом.
Для родителей Максим – метросексуал, который нет-нет, вовсе не пристает к людям в метро, а очень даже наоборот, просто он не выглядит как алкоголик-сосед и знает толк в хорошей одежде. Здесь, под охраной четырех стен, Максик – свой человек, к которому невозможно не тянуться. Красив, ироничен и загадочен; всегда готов к труду и не обеспокоен обороной.

Лешка появляется тут редко, скорее даже случайно. Входит, аккуратно придерживая за собой дверь, впуская на мгновение в уют зала запах бензина и гомон голосов с улицы. Стягивает с одного плеча рюкзак, ставит его в ногах. Он одет как самый простой обыватель - по внешнему виду и не сообразишь даже, что у молодого человека могут быть весьма специфичные вкусы в некоторых сферах жизни.

- Пошел бы ты, - Лешка беззлобно огрызается, заказывает себе стакан воды. Нечаянно задевает ногой рюкзак; из кармана выпадает связка шестицветных лент.

Максик косится на них с явным раздражением, но вслух лишь бросает снисходительно:
- Заняться снова нечем? Мало двух недель в больнице?

- Завтра пикет, - Лешка пожимает плечами и с надеждой смотрит на приятеля. - Приходи, м?
- Смысл? Ты действительно думаешь, что это поможет? Ах да, «за вашу и нашу свободу», можешь не напоминать. Разумеется. Очнись, парень, мы в России живем.

Лешка отворачивается, задумавшись о чем-то своем.
- Тебе все еще важнее возможность выспаться, чем спокойно жить?

Максим молчит некоторое время. Гудит кондиционер, со стороны столиков доносится звонкий девичий хохот. Бармен, равнодушно натирая бокалы, косится в сторону висящей на стене плазмы. С экранов на Лешку смотрят довольные жизнью люди, которых, во всяком случае, не высмеивают за глаза.

- Я и живу спокойно. Меня не трогают, не дискриминируют, не оскорбляют. Я имею то, что хочу - куда уж больше, - Максик тянется к Лешке, почти кладет ему на плечо руку, но отчего-то одергивает себя.

- А нашего вчера убили, - Лешка, не замечая маневров приятеля, подтягивает рюкзак к себе ближе, выуживает ленту и протягивает ее Максиму. - Помнишь, ну, Женьку? В его же дворе убили. Говорят, гопота опять бесится.

- И молодцы. Нет, честно. Вы, ребят, конечно неплохие люди, но зачем нам это? Нечего было лезть куда не надо.
Лешка резко вскакивает со стула, а Максим и не пытается его успокоить. Сам таким был, давно и очень недолго. Перебесится. Парень-то он хороший, дурак, правда, немного – но это возрастное. Пара синяков, перелом, и не останется запала - главное, пережить.

- Какая же ты сволочь порой… - Максим не успевает остановить его, Лешка вылетает прочь, в слишком душный московский вечер.
- Пойдешь за ним? – бармен кивает в сторону двери.
- Еще один сделай, – вечер продолжается, Максик примечает за угловым столом очередного - ну, чесслово - Аполлона…

А на утро Лешку находят буквально за углом, в подворотне, с простреленной головой и лентой на запястье. Обугленные остатки рюкзака валяются у мусорки. Вокруг липкой лужи крови топчутся два мента и несколько десятков мух. Максимка уже заранее знает, что дело не получит хода.

Максимка просто отоспится дома.
А на следующий вечер – какая ирония! – закажет себе «Кровавую Мэри».

Просто потому, что он, конечно же, прав.

@темы: Суровая реальность, Ориджинал, Джен

20:56 

Маленький праздник большого народа

Ей как и собаке - хоть кто-то да нужен.
Жил был человек с самомнением Наполеона и мозгом курицы. Жил себе припеваючи, кое-как дожил до кризиса среднего возраста, расползся в боках, попал ненароком в Большой Дом, где Умнейшие из Умнейших день и ночь рисовали каракули, соревнуясь, кто позаковыристей выдаст. Решил человек, что и он не хуже остальных, и начал придумывать, что б такого выдать. И не придумал ничего лучше, как запретить людям есть морковку.
Он морковку не любил, да и всей родне ее есть запрещал – ведь неприятная на вид, грязная, из земли, всякой гадостью удобренной, растет, воняет еще наверняка (сам не подходил к ней близко, боялся, что сам таким станет). Еще несколько таких же морквофобов из Умнейших согласились с ним. Ведь нельзя есть морковь, является она символом фаллическим, оскорбляющим поддерживающих их Почтивсесезнающих. Стоит сразу оговориться, что оскорбляла их не столько сама морковь, сколько языческий символ фаллоса; плохого в нем они не видели, но все языческое – это ересь и срам по умолчанию.
Почтивсезнающие (т.е. знающие все, но только то, что их не оскорбляло) бурно отреагировали, устроив очередной массовый пролет по улицам (по льду в стране снежной и далекой только летать и можно). Решено было, что Морковь нельзя не только есть, но и видеть вообще, ибо есть ее прилюдно - срам великий. Заодно нельзя ее выращивать, детям смотреть на нынче нелегальные грядки и делать символом торговой компании. И из названий все убрать.
«Цвета Морковки» - зелено-рыже-коричневый – были объявлены знаком пропаганды наравне с самим отвратительно извращенным корнеплодом. «Фу-фу-фу, руки помыть не забудьте» - говорили Умнейшие и Почтивсезнающие всем, кто их переубедить пытался; говорили они и грубее, но смысл тот же. Не привожу точных цитат, так как на меня и без того обидятся.
Раскололся надвое народ, до сих пор морковку преспокойно евший или игнорировавший. «Как так!» - кричали одни - «Такую мерзость и в массы? За бугром это легализуют? Да ни в жисть в нашей стране такому не бывать! И раньше мы ее не ели, нет-нет, вранье все!». Спорили с ними иные, Думающие, которые всегда власти неугодны – «Да ели еще и наши предки-еретики, и ничего, здоровы были, чего и вам желаем. И дети наши ее едят и счастливы вполне. А что дурного-то вообше в этом?.. Да и без этого разве нет у нас проблем?!»
Только не слушал Думающих никто. Обиделись они и устроили переворот. Кричали Умнейшие – «Но мы власть!», кричали Почтивсезнающие – «Но мы же истина!», кричала безымянная толпа быдла – «но как же богомерзкий символ?», но не слушали их Думающие. Согнали орущую орущих в единую толпу и выдворили из страны.
И был то маленький праздник большого народа.
А морковку и по сей день едят те, кто любят ее – а кто нет, то огурцами довольствуются.

@темы: Суровая реальность, Ориджинал, Записки пьяного литератора, Вот что литературный институт с людьми делает

18:57 

Луиджи

Ей как и собаке - хоть кто-то да нужен.
Я люблю тебя так сильно, как один мужчина может, оставаясь в здравом рассудке, любить другого.
Время безжалостно к нам, милый мой Луи. Я уже не молод, но и не стар, с печалью осознаю себя на грани той поры, когда на тебя все еще не смотрят с состраданием, но уже и не восхищаются. А ты… Для меня ты вечно молод.
Не зная, что с тобой и где ты, я поступил чертовски малодушно, признавшись самому себе, что почти уже не верю в то, что ты жив. С другой стороны, а что мне остается, когда о тебе напоминают лишь фетровая шляпа, не прикрывавшая до конца твоих светлых вьющихся волос, пожелтевшая фотокарточка с измятым краешком – ты да я у какого-то памятника. Он – не удивлюсь ни на миг – все еще стоит, а мы…
читать дальше

@темы: Суровая реальность, Слэш, Ориджинал

18:50 

Роботы.

Ей как и собаке - хоть кто-то да нужен.
За большим, почти в полстены, окном медленно светает. Обычное весеннее утро: погоду трудно назвать пасмурной, но по защитному куполу, заменяющему небо, бегут голограммы, передающие образы пышных, кучевых облаков. Возможно, днем будет дождь – если Система даст подобный приказ.
Комната кажется слишком большой и пустой. У стены стоит кровать, напротив нее – компьютерный стол и кресло. И больше ничего. Ни постеров на обоях, ни ковриков, ни подушек. Стены светлые, оттенком ближе к бежевому.
На часах ровно семь.
Тишину разрывает мерный гул основного системного блока. Ему вторят другие, обладающие иными функциями, по одному на каждую комнату. Они отвечают за связь человека с окружающим миром, с соседними комнатками; в них хранятся вся информация, что хоть однажды была усвоена владельцем.
На кровати лежит молодой человек. Худой, бледный: еще полтора столетия назад про таких говорили «кожа да кости». На голове у него зеркальный шлем, закрывающий половину лица, оставляющего открытыми только уши. В них вставлено по наушнику, которые соединены с обоими системниками через блютус. В них раздается мелодичный механический голос:
- Доброе утро, номер 507ДМ. Через десять минут начало занятия, займите ваше место.
читать дальше

@темы: Ориджинал, Джен, Всякая мистика и иже с ней

18:49 

Ну, начнем, пожалуй

Ей как и собаке - хоть кто-то да нужен.
Спираль.

Мир менялся на глазах; очертания домов за стеклами автомобиля расплывчаты и неясны. Птицы не поют, небо заволокло пыльно-серыми тучами. Едва Майкл захлопнул дверь машины и устроился на сидении, Фред, отвлекшись от разглядывания мутных разводов грязи на стекле, недовольно пробурчал:
- Ты бы еще дольше копался… И так едва успеваем, - ремни безопасности пристегнуты, мотор тихо и покорно зашуршал.
- Скоро она подойдет? – спросил Майкл, нервно теребя манжет рубашки. Ему было неуютно даже сейчас, рядом с братом, которому он всецело верил. Неуютно и немного, совсем чуть-чуть, страшно. Как и всегда, когда приходится нестись напролом в неизвестность.
- Не больше десяти минут. - Фред поправил зеркало заднего вида и надавил на педаль газа. Машина дернулась с места и начала быстро набирать скорость. - Хватит трястись, Майкл. Успеем.
Движение, подобное полету. Мимо проносятся дома, сады и парки. Мелькают люди, но лиц не разглядеть: до них нет дела. Бедные пугливые создания, не верящие, что еще можно спастись. Что еще не поздно. Но нет, они только лишь устраивают напоследок пирушки, шумно провожают ускользающую жизнь. Нет смысла их запоминать – еще и не такое скоро удастся увидеть.
Трассы пусты. Так хорошо и легко почти парить наперекор расстоянию и времени. Туда, где совсем скоро…
читать дальше

@темы: Ориджинал, Джен, Всякая мистика и иже с ней

Жил-был я

главная